Пятница, 19.10.2018, 08:30
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Новые назначения [0]
Новые назначения ВМФ России
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » 2018 » Сентябрь » 18 » СЛУЖБА ПОСВЯЩЕНА «МОРСКОЙ ПЕХОТЕ»
    14:37
    СЛУЖБА ПОСВЯЩЕНА «МОРСКОЙ ПЕХОТЕ»

     

     

    Генерал-лейтенант Шилов Павел Сергеевич

     

    Современную историю морской пехоты России невозможно рассказать, не упомянув генерал-лейтенанта Павла Сергеевича Шилова. Он участвовал во многих боевых операциях, готовил новые кадры для морской пехоты. И сейчас, в отставке, по прежнему служит морской пехоте — уже на общественных началах.

     

    Павел Сергеевич, расскажите, пожалуйста, почему вы выбрали службу в морской пехоте?

       Все подростки 60-х мечтали о космосе, и я не исключение. Поэтому после окончания школы поехал в Качинское летное училище. Там был огромный конкурс: каждый день 100 человек приезжали и примерно столько же уезжали — многих не принимали по здоровью. В общем вернулся обратно домой в Астрахань и я. Отец у меня, хоть и закончил всего семь классов, но стал директором трех крупных консервных заводов, он всегда мечтал, чтобы его дети получили высшее образование, и поэтому все время твердил мне, чтобы я поступал в институт. А тут из военкомата пришли: раз ты решил надеть погоны — поступай в Камышинское строительное училище. Ну уж служить в стройбате — это совсем не мое. Сказал, что туда не пойду, и мне предложили поступить в Бакинское высшее общевойсковое командное училище. Я решил, что это самый подходящий вариант, и согласился. Нас таких собралось в Астрахани пять человек, и мы поехали в Баку.       Там конкурс тоже был немалый: три человека на место. Я первый экзамен сдал на «пятерку», второй — тоже на «пять», третий — на «четыре». Поступил. Училище выглядело очень благоустроенным, одноярусные кровати, идеальный порядок.

     

    П.С. Шилов — курсант Бакинского высшего общевойскового командного училища. 1966 г.

     

       На первом курсе было нелегко: физическая нагрузка очень высокая. Но потихоньку втянулся, привык. Учился хорошо, шел на диплом с отличием. В Баку было и военно-морское училище, я дружил с его курсантами — моими земляками. И они мне говорят перед выпуском, что, мол, из вашего училища будут брать в морскую пехоту, три места вам дадут, выберут самых лучших. Поскольку учился хорошо, понимал, что могу рассчитывать, и попросился. Перед принятием решения нас вызвали на беседу. Объяснили, что поедем на Сахалин, рассказали, какая участь нас ждет: один раз летом пароход, самолеты не летают. Но мы были непреклонны: хотим в морскую пехоту!

       И вот направили, но… не на Сахалин, а в Севастополь. Там нелегкая служба была. Мое утро начиналось в 6 часов, и только к 8 вечера я освобождался. Квартиры не было, а я уже был женат. Первая боевая служба была уже 1972 году, на СДК. Условия: кровати в три яруса, матросы — вместе с офицерами, над головой каска, а в ней туалетные принадлежности. Через четыре месяца вернулись в Севастополь, 29 декабря приехали жена с сыном. А мне командир батальона говорит: «Готовься: 10 января смотр, с другим батальоном на большом десантном корабле. Уйдете на пол-года». Первая боевая служба была в Египте: оборона Порт-Саида. Вторая боевая служба на БДК проходила в Сирии, там проводили совместные с сирийцами учения, высаживались в 30 киломе-трах от Тартуса. И так несколько месяцев: Египет, Сирия, Египет.

    Потом вы поступили в Академию имени М.В. Фрунзе…

       Да, поступил в 1976 году. В то время я был преподавателем учебного центра морской пехоты — с этой должности имел возможность поступать в Академию. А в 1979 году в морской пехоте начались очень серьезные перемены: переход на бригадную основу. Меня пригласили на собеседование, предложили штабную работу. Отказался — не для меня. И получаю предписание: на Дальний Восток, заместителем командира полка в Славянку. В 1979 году полк стали разво-рачивать — был сокращенный состав. И в это же время формируется десант. Мне повезло: новый большой десантный корабль, 54 средних танка, 300 человек может взять на борт, три катера на воздушной подушке.

     

    командир БДГ на БДК "Иван Рогов" о. Сокотра 1980 год.

     

    БДК «Иван Рогов», производится загрузка МДК «Зубр»

     

       И еще одно счастливое обстоятельство: как раз в то время начали призывать ребят из техникумов, с первых и вторых курсов институтов, они были получше подготовлены. И вот мы погрузились на БДК «Иван Рогов» — и во Вьетнам. Конечно, нелегко работать с молодежью. Неуставные отношения нужно пресекать, а то брагу ставят — то сахар пропадает со столов, то рис… Искоренили брагу за месяц. Без дисциплины никак: боевая служба — это девять месяцев. И письма доставляли не часто, вертолетами, а пока писем ждут из дома, разные мысли приходят в голову. Поэтому не просто боролся с «развлечениями» вроде карт и водки, понимал, что если ничем не занимать, то голова будет занята всякими глупостями. Был четкий распорядок дня, каждый знал, что он делает каждый час, вечером — фильм, беседы. И конечно, учения, тренировки никто не отменял.

     

    Начальник учебного центра ВМФ полковник Н. Добрынин ставит задачу лейтенанту П. Шилову

     

       Потом, когда я служил уже в должности командира полка, мне этот опыт очень пригодился: я ведь каждые полгода отправлял 250 человек на боевую службу. В 1986 году меня поставили на долж-ность начальника штаба дивизии. Если и раньше я особо не видел ни жену, ни детей, то уж после этого и вовсе: на службе и день, и ночь.

       В сентябре 1990 года пришел вызов в Москву, приехал с женой и дочкой, а сын уже учился в военном училище. Меня назначили начальником группы управления войск береговой обороны. Это было время подписания договора о сокращении вооружений в Европе, и Язов, министр обороны СССР, стремился как-то сохранить танки, БМП, и дивизии сухопутных войск приписывались к каждому из флотов. Меня назначили начальником штаба береговых войск, должность — генеральская, а я в звании полковника. И вот отправили документы на генерала.

    Наступил 1995 год, вы участвовали в первой чеченской кампании.

       Я как раз тогда исполнял обязанности начальника штаба оперативной группы. 6000 морских пехотинцев прошли через Чечню, мы потеряли 176 наших товарищей. На самых ответственных местах сражалась морская пехота. Настоящие герои, Герои России: Шейко Сергей, Чернов Александр, Даркович Александр, Кочешков Евгений, Гущин Андрей, Белявский Владимир, Шуляк Виктор, Вдовкин Виктор и другие. Например, мой друг Отраковский Александр Иванович. Он попал в госпиталь, его увезли в Петербург, я говорю ему: «Не возвращайся, готовь там на замену следующий батальон». Нет, вернулся. И умер во время второй чеченской кампании: остано-вилось сердце, лег спать и не проснулся.

       Прибыли мы в Чечню 7 января. Морские пехотинцы прибывали с разных флотов: с Северного, с Балтийского. До этого морскую пехоту сокращали. Трудно было собрать нужное число обученных людей, ведь снимали с кораблей, с рот охраны. Эти бойцы, конечно, не имели необходимой боевой подготовки, было очень тяжело. Но морская пехота воевала в Чечне достойно.

    Знаю, что служили еще на Каспии, создавали там морскую пехоту, и эти подразделения потом воевали в Чечне.

       Решение развернуть морскую пехоту на Каспии было принято в 1994 году, пока пришла директива, пока собрались. С Северного флота прислали костяк будущего батальона, щитовые казармы привезли, их отремонтировали. Ни БТРов, ни оружия — ничего не было, 100 человек морских пехотинцев. В Анадыре расформировывали дивизию, на Каспий передали гусеничные бронированные машины — там, на Севере, их использовали: без гусениц по снегу тяжело передвигаться. Вот так потихонечку вооружали этот батальон. А потом еще пришло вооружение из Симферопольской дивизии — БТРы, штук 70. Создали один батальон, затем другой. Обучали. Шел уже 1999 год, решили формировать бригаду. Тут сразу кому-то в голову пришла идея послать ее на границу с Чечней. Я был против, возражал тогдашнему руководству: нельзя посылать ребят, у них и штатных командиров-то нет, все прикомандированные. Но ответ был: «Пусть на границе посидят, понюхают пороху».

     

    Слева П. Шилов на учениях

     

    В центре генерал-лейтенант П. Шилов

     

      Отправили, и так они попали в Чечню. Попал туда и мой сын Сергей. Он служил на Каспии, его и несколько лейтенантов перевели туда с Севера. В штабе Каспийской дивизии был помощником начальника разведки. Когда началась вторая Чечня и вводили батальон в район Ведено, несколько офицеров вышли из строя: кто-то заболел, кто-то по семейным обстоятельствам. Вот так он стал командиром роты на перевале, на границе Чечни и Дагестана. Там, на перевале, была тяжелая ситуация: быстро закончилось топливо, не хватало продовольствия. Подняться к ним в зимних условиях было сложно.       Больше месяца там провели, в полном отрыве от своих, и связи-то не было. Задача перед ними стояла такая: не пропустить боевиков со стороны Чечни в Дагестан, и они с этим справились. Сергей был награжден Орденом Мужества.

    Павел Сергеевич, вы один из немногих российских офицеров, которые побывали с дипмиссиями в разных странах. Расскажите, пожалуйста, об этих поездках.

       В 1992 году у нас наладились отношения с американцами, как-то помощник военно-морского атташе с командой морской пехоты посетили Северный флот. Потом мы были приглашены в американское посольство. А затем уже с американской стороны стали приходить приглашения посетить страну, только с третьего раза меня отпустили, и мы еще с одним офицером и переводчиком полетели в Нью-Йорк. Потом переехали в Вашингтон, а уже оттуда в образовательный центр морской пехоты. Много интересного: например, как выявляют курсантов, которые в большей степени обладают лидерскими качествами. Вот, скажем, как мышей в клетку посадят, дают кусочек веревки и надо выбраться. За каждым наблюдают: кто какое решение будет принимать в этой обстановке. Так же там готовят сержантов из тех рядовых, кого рекомендовали во время службы. В Америке я, помимо этой поездки, был еще два раза. Второй — когда в Норфолк прилетела делегация Генерального штаба, там были исключительно представительские функции. Это был 1996 год.

     

    С дипмиссиями за рубежом

     

       А последний раз я был в США, когда уходил командующий морской пехоты Джеймс Дигонс. Уходил он командовать войсками НАТО в Европе. И собрал из разных стран людей, которые имеют отношение к морской пехоте и флоту. Мы также побывали в этой поездке в образовательных центрах. И узнали, как отбирают новобранцев в морскую пехоту. Когда отбирают, на неделю поселяют в казарму с псевдоновобранцами. Зачем эти «подсадные» как бы новобранцы? Чтобы выявить за отведенное время наркоманов или, скажем, психически нездоровых людей. Поживешь недельку в казарме — все сразу становится ясно.

    Насколько я знаю, были вы и в Нормандии, на месте высадки союзнического десанта в 1944 году. Это была историческая реконструкция тех событий?

       Нет, это было типа штабной тренировки: каждому давали карту и показывали, где что было. Я спросил у одного американского генерала: «А сколько морских пехотинцев здесь высадились?» Оказывается, ни одного, все они были в Тихом океане и воевали с японцами. После того, как я вернулся из Штатов, мы создали Клуб по интересам морской пехоты. Причем сразу скажу, что эту идею у них позаимствовал, но и они у нас многое берут. У них есть, например, что-то вроде наших Красных уголков, только ерунда там всякая на стендах выставлена, потому что, истории-то особой нет. А нам есть что рассказать. Так вот, в Клубе по интересам стали мы собираться с женами, приносили еду и напитки, по крайней мере хоть общались. И тогда решили создать ветеранскую организацию, у нас 200 ветеранов только Великой Отечественной войны! Надо, чтобы ветераны собирались! Собирали, устраивали праздники, концерты. И Бабкина пела, и Лещенко пел, и Винокур выступал, группа «Доктор Ватсон», был и Театр Российской армии. В общем всех не перечислишь.

     

    М. Ножкин, к/ф «Одиночное плавание»

     

       Приглашали суворовцев, перед ними выступал Михаил Ножкин. Из штурманской школы ребят приглашали, из кадетских корпусов. В последнее время очень много взаимодействия с регионами. Теперь филиалы общественной организации морской пехоты «Тайфун» есть в 64 регионах России. Я ищу спонсоров, ведь когда собираемся надо столы накрывать, даже скромный фуршет по нынешним временам влетает в копеечку.

       Мы не забываем и родных наших погибших товарищей, навещаем их. Взаимодействуем и с другими ветеранскими организациями, такими как «Боевое братство», «Офицеры России». Так что и сейчас моя жизнь посвящена морской пехоте.

     

    журнал "Советский Морпех"   Элеонора Арефьева

    Просмотров: 208 | Добавил: brasilez9 | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Copyright MyCorp © 2018