Суббота, 19.08.2017, 21:35
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Новые назначения [0]
Новые назначения ВМФ России
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » 2017 » Январь » 5 » Я с благодарностью вспоминаю тех, с кем служил в морской пехоте
    15:43
    Я с благодарностью вспоминаю тех, с кем служил в морской пехоте

     

     

    генерал-майор Черномуров Владислав Михайлович 

     

     майор Черномуров командир БДГ 55 ДМП 1981-1982 гг.

     

    Черномуров Владислав Михайлович Родился 22 мая 1948 года в семье военнослужащих – участников Великой Отечественной войны. В 1964 году он поступает в Кавказское Краснознаменное суворовское военное училище (г. Владикавказ), после окончания которого в 1967 году становится курсантом Казанского танкового командного училища.

       Службу офицера лейтенант В. Черномуров в 1971 году, хотел начинать в морской пехоте, но разнарядки в тот год из кадров ВМФ в училище не поступило, и проходить службу от командира взвода до начальника штаба офицеру выпало в частях Московского военного округа.

      Через шесть лет службы в войсках он поступает в Академию бронетанковых войск, после окончания которой в 1980 году майора В. Черномурова по его просьбе направляют на ТОФ в 55 димп.

      За девять лет службы в дивизии Владислав Михайлович командует батальоном, полком, становится заместителем командира дивизии. В 1990 году полковника В. Черномурова переводят в Управление береговых войск ЧФ на должность заместителя начальника управления, а через несколько лет службы его назначают начальником Управления БВ ЧФ и присваивают высокое воинское звание – генерал-майор.

      В 2000 году генерала В. Черномурова переводят начальником факультета Общевойсковой академии им. М. В. Фрунзе. После двух лет службы в академии Владислав Михайлович уходит в запас и продолжает свою трудовую деятельность до 2004 года помощником начальника администрации Новороссийского морского порта. А с 2005 года по настоящее время генерал-майор запаса В. Черномуров работает директором по общим вопросам ЗАО «Молдавская ГРЭС», которая входит в ИНТЕР РАО ЕЭС.

      Накануне 60-летия я встретился с Владиславом Михайловичем и попросил поделиться о службе в морской пехоте и самом интересном ее эпизоде. 

    – Владислав Михайлович, вы 20 лет прослужили в морской пехоте, за эти годы морская пехота выполняла задачи боевой службы в морях и океанах в 80-е годы и перестала выполнять эти задачи в 90-е. Расскажите о своей первой боевой службе. 

    – Моя первая боевая служба в составе батальонной десантной группы (бдг) 55-й дивизии морской пехоты (димп) проходила через год после моего прибытия в 55-ю димп. Я был назначен командиром десанта и с 12 мая 1981 года по 30 апреля 1982 года на большом десантном корабле (бдк) проекта 1171 «Сергей Лазо» выполнял боевую задачу вместе с личным составом димп. В начале 80-х годов морская пехота Военно-морского флота СССР активно выполняла боевые задачи в Мировом океане. 55-я дивизия морской пехоты как самое большое соединение морской пехоты Военно-морского флота, постоянно имела 2–3 десантных группы на боевой службе в зоне Индийского океана и в районе Вьетнама (пункта материально-технического обеспечения ТОФ Камрань, Вьетнам). В апреле 1981 года шла подготовка очередной батальной десантной группы. Моя кандидатура, как командира батальона плавающих танков была утверждена на должность командира десанта. 

    – Как проходила подготовка к боевой службе? 

    – К маю 1981 года батальонная десантная группа была собрана на 95%, проживала в отдельном помещении, техника и имущество хранились в отдельном боксе, оружие и боеприпасы были подготовлены на складе к погрузке. Было проведено боевое слаживание всех подразделений, включая пуски средств противовоздушной обороны и противотанковых управляемых ракет. Состав батальонной десантной группы определялся каждый раз штабом флота и управлением береговых ракетно-артиллерийских войск и морской пехоты, зависел от задач десанта и типа корабля. 

    – Какие подразделения входили в состав десанта? 

    – В состав батальонной десантной группы входили: управление батальона, две роты морской пехоты, минометная батарея, танковая рота, взвод связи, противотанковый взвод, зенитно-ракетный взвод, взвод обеспечения и санитарное отделение. Всего личного состава в десанте было 241 человек и 47 единиц техники. После проведения ряда проверок готовности различных уровней в середине мая мы начали погрузку на десантный корабль. Нужно отметить, что за месяц до выхода взвод морской пехоты уже разместился на корабле и готовил помещения (кубрики, твиндеки, погреба) к приему десанта. Очередность погрузки была следующая: боеприпас «НЗ» и запасы различных видов – в трюм; техника – в «карманы» твиндеков, на верхнюю палубу и центральный проезд корабля. Целесообразно у кормовой аппарели размещать танк с пушкой в сторону аппарели для проведения боевых стрельб и тренировок в море. Дополнительно принимались грузы для доставки в Южный Йемен, Вьетнам и Эфиопию. С 20 по 30 мая мы находились на рейде острова Русский для отработки и взаимодействия в повседневной жизни и деятельности совместно с экипажем корабля.

      Хочу отметить положительные стороны подготовки десанта: командование 55-й дивизии морской пехоты – командир – полковник В. А. Яковлев, начальник ПО – полковник Р. Н. Игольников, зам. по тылу – полковник Ф. С  Островский – оказывали мне большую практическую помощь. Штабом дивизии была хорошо отработана организация подготовки батальонной десантной группы. В состав десанта были включены опытные офицеры, неоднократно участвовавшие в боевых службах: майор В. А. Семыкин, капитан А. М. Зонов. Но имелись, на мой взгляд, и отрицательные моменты: около 15% десанта было назначено не по специальности; технический и тыловой аппарат старались отправить технику (бензовозы, автомобили, прицепы), подходящие по сроку к списанию, для работы в ночных условиях; мы были экипированы крайне слабо, отсутствовала поливакцина от укусов ядовитых змей и насекомых; из 23 офицеров десанта – 19 были в звании лейтенант, старший лейтенант. 

    – Как проходила боевая служба, с чем столкнулись вы и ваши подчиненные в первые недели похода? 

    – 1 июня 1981 года большой десантный корабль «Сергей Лазо» вышел из порта Владивосток в пункт материально-технического обеспечения флота Камрань (Вьетнам). Нужно отметить, что первые 8–10 дней в океане десант вживался в распорядок на корабле (расположение кают, кубриков, твиндеков, места занятий и т. д.). Через месяц все адаптировались и к качке корабля. На первом этапе важнейшим считали: 
    1 – отработать вопросы боевой готовности на корабле в различных ситуациях в открытом море совместно с экипажем. Для этого были спланированы и проведены тренировки в различное время суток, контроль их проведения и детальный разбор;
    2 – построить товарищеские отношения с экипажем корабля. Для этого часть работ по обслуживанию корабля выполнялась совместно: танкисты со специалистами боевой части №5 (БЧ-5), связисты со связистами, хозяйственники с хозяйственниками. Экипажу корабля организовали показ техники и вооружение десанта. Старались там, где было возможно, проводить мероприятия совместно: постановка задач, заседания, собрания, подведение итогов, вечера отдыха, просмотр кинофильмов. Думаю, эту задачу удалось решить, что исключило в течение 11 месяцев случаи конфликтов, унижений, дедовщины. 
    К 10 июня мы прибыли в Камрань, корабль стал к «стенке». Десант занимался плановой боевой подготовкой, охраной и обороной базы, оказывал помощь в выполнении хозяйственных работ. Впервые мы начали нести противодиверсионную службу (ПДСС). В первых числах июля мы вышли из Камрани и направились на юг к Малаккскому проливу. В ходе всего похода неоднократно появлялась в открытом океане разведывательная авиация США и других стран, а вблизи берегов – вертолеты и катера. Как правило, это был самолет типа «Орион», имеющий четыре двигателя. Американские летчики после взлета и до посадки один двигатель выключали и летали на трех. Часто сбрасывали буи для определения возможных подводных объектов. 

    При прохождении Сингапура и берегов Индонезии были приняты жесткие меры безопасности: десант находился на боевых постах, вооруженные офицеры выставлялись на бак, ют, шкафут, главный командный пункт (ГКП). Так как это было сделано гласно с разъяснением обстановки, инцидентов не было. Индийский океан встретил нас штилевой погодой. Мы держали курс на Аден (Южный Йемен). Во время перехода провели стрельбы по буксируемой мишени из стрелкового оружия, минометов, гранатометов, пулеметов, отметали боевые ручные гранаты. Прибыв в Аден, корабль стал на рейд, подготовили «пятерки» (группы по 5 человек) для схода на берег, десанту выдали динары. Время схода было с 10:00 ч. до 17:00 часов. Арабские города в это время замирают от жары, но все равно впечатлений и разговоров было на месяц. Сюда нам были доставлены первые письма. Обстановка в Южном Йемене была неспокойная, т.к. постоянно шли столкновения с Северным Йеменом. Выйдя из Адена, большой десантный корабль направился в Красное море с юга через Баб-Эль-Мандепский пролив к Архипелагу Дахлак, где на острове Нокра находился пункт материально-технического обеспечения Военно-морского флота. На острове размещалась оперативная группа ВМФ около 70 человек, часть военнослужащих была с семьями. Для охраны и обороны пункта материально-технического обеспечения находился взвод МП и взвод зенитно-самоходных установок ЗСУ-23-4 55-й дивизии морской пехоты ТОФ.

    Всего: 4 БТР-60пб и 2 ЗСУ-23-4. К сожалению, техника была в неудовлетворительном состоянии, без движения, и если БТР-60пб мы могли и оказали техническую помощь, то по ЗСУ-23-4 этого сделать не представлялось возможным. На берегу были созданы учебные поля для проведения занятий по боевой подготовке, развернут пункт хозяйственного довольствия. Днем на острове ежедневно появлялось несколько местных жителей. Эфиопы были высокого роста, все худощавые, молчаливые. Видимо, они выполняли функции контрольной группы. Остров был очень негостеприимен: растительности нет, вода привозная танкерами, населенных пунктов нет, животный мир отсутствовал, за исключением змей и насекомых, одногорбых, чрезвычайно худых верблюдов, да стерегущих добычу грифов, почти ручных пеликанов и чаек. Но совершенно другим было Красное море: масса различных рыб, моллюсков, кораллов, раковин. На острове нам пришлось проработать около трех месяцев. Учитывая, что Эритрея вела вооруженную борьбу за независимость, меры безопасности были усилены. 

    – Во время похода проводились ли учения с военно-служащими других государств и как они готовились? 

    – В ноябре 1981 года было принято решение о проведении совместных учений без боевой стрельбы с Южным Йеменом с высадкой десанта на мысе Рас-Эль-Ара. Руководитель – командир эскадры М. Н. Хронопуло, с Йеменской стороны – Министр обороны. Нужно отметить, все, что касалось морской пехоты, разрабатывали офицеры нашего десанта. Никаких проверяющих из вышестоящих штабов не было. На документах названия ориентиров, населенных пунктов, местных предметов надписывались на русском и арабском языках. Тренировок не проводили, но рекогносцировку и «замочку» техники провели. В ходе учений высадку техники приводили «на плав» за 700 м от берега, так как артиллерии условный противник не имел, только стрелковое оружие и гранатометы. Йеменский десант высаживался на «упор». Глубина наступления была небольшая, около 3 км. Эти совместные учения имели большой политический резонанс в регионе. Успешно завершив учения, наш большой десантный корабль взял курс на остров Сокотра в Индийском океане. Губернатор острова проводил независимую политику. Для охраны и обороны острова использовалась техника и вооружение советского производства. В марте 1982 года наш корабль лег на обратный курс к Тихому океану через Малаккский пролив. 

    – Пришлось ли десанту выполнять неплановые задачи в ходе перехода? 

    – В ходе перехода на базу мы получили неплановую задачу войти в Сиамский залив в порт Кампонгсаом (Сиануквиль) Камбоджи (Кампучии). Как правило, наши корабли не заходили в этот регион, и десантный корабль впервые посещал эту страну, тем более что война с Пол Потом, Енг Сари и Сан Сангом закончилась немногим более года назад. Войдя в Сиамский залив, мы оказались на водной глади моря, берегов не было видно, но рыбацкие лодки, оснащенные японскими подвесными моторами, десятками попадали в поле зрения. Порт Кампонгсаом (Сиануквиль) встретил нас приветливо: пришло местное кхмерское население, буддийские монахи в ярких желтых и красных одеждах, для усиления экзотики нам прямо в порт привели слона. Однако все эти моменты не могли ослабить нашу бдительность. Мы понимали, что рядом в джунглях идет война. Руководство на военных и промышленных объектах в то время осуществляли войска Социалистической республики Вьетнам, которые находились на территории Камбоджи. Порт после войны фактически не работал, стояли десятки брошенных автомобилей, у пирса виднелись затопленные плавсредства. Многоэтажная гостиница «Независимость» была использована как тюрьма. Около трех недель, проведенных с кхмерами, не прошли напрасно. Мы организовали совместные занятия по боевой подготовке, рассказали о советском народе, его жизни и культуре, оказали им помощь в восстановлении порта и города. Благодатный климат, буйная растительность резко отличались от мест пребывания в Африке и на Аравийском полуострове. 

    – Ваша первая боевая служба продолжалась более 11 месяцев, как прошло возвращение домой? 

    – В первых числах апреля 1982 года мы вошли в воды Тихого океана. Прошло 11 месяцев, и, конечно, весь десант ожидал встречи с Родиной. К сожалению, при подходе к Камрани из строя вышли обе силовые установки корабля, и было принято решение идти на буксире за танкером «Колечитский». После 10-суточного перехода на буксире мы прибыли во Владивосток. Несмотря на все сложности, десант оставался боеспособным и готов был к выполнению поставленных задач. Больных в составе десанта не было. Десант выполнил свою задачу, в полном объеме и в полном составе вернулся на базу, получив большую морскую практику и достойно представив нашу Родину за рубежом. Благодарен всему личному составу десанта. С особой теплотой вспоминаю Владимира Алексеевича Семыкина, Анатолия Александровича Шарыпова (погиб в 1989 года), Анатолия Михайловича Зонова, Ивана Алексеевича Жавнерчика, Николая Михайловича Чирцова. Спасибо вам всем, морпехи! 
     

    А. Коротыч

     

    Просмотров: 901 | Добавил: brasilez9 | Рейтинг: 4.0/2
    Всего комментариев: 1
    avatar
    1
    Как знакомо, БДК "Сергей Лазо" Боевая служба 1988-1989.
    avatar
    Copyright MyCorp © 2017